Корзина
135 отзывов
Магазин материалов для свечейУзнать
+7 920 596 58 52
+7(952)430-66-49
+7(920)596-58-52
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или индивидуального предпринимателя.
Оборудование для производства свечей от НПК Сергея Маузера
Корзина

Сейчас у Дмитрия три цеха, сорок пять человек в штате и шесть неизменных свечных барабанных станков

Судьба дала Дмитрию из Казахстана профессию – вулканизаторщик кабельных изделий, но он решил взять жизнь в свои руки и исполнить мечту детства о свечном заводике. Его первый миллион был заработан с помощью небольшого свечного барабанного станка и огромного рвения к любимому делу.

 

«Я родился в небольшом поселке на северо-западе Казахстана», - рассказывает Дмитрий. - «Отец, сколько себя помню, трудился на металлургическом заводе. Мать занималась домом и была глубоко верующей женщиной. Каждое воскресенье и в дождь, и в снег мы ходили в церковь в нескольких километрах от дома. Для нее было очень важно в каждый приход покупать освященную свечу и ставить ее за здравие и благополучие семьи. Однажды отцу на работе выдали путевку в чудесный город Алматы. Мы с матерью отправились туда вдвоем. Для нее было счастьем посетить Вознесенский кафедральный собор. Свечи, в то время, там не продавали, а выдавали бесплатно. Мы поставили пару за себя и за родственников, несколько забрали домой. По возвращению, как всегда, в воскресенье, мы отправились в нашу родную церковь. Хорошо помню, как бабушка, незнакомая мне, запретила ставить матери свечи, которые не куплены у них. Мало ли, мол, откуда они. Через многие годы, когда мне необходимо было сделать выбор в пользу своей мечты, я вспоминал этот случай. С уже зрелой точки зрения я понимал, что свечное дело – это перспективный и прибыльный вид предпринимательства.

Depositphotos_75235555_l-2015.jpg

 
 
 

Через пару лет по семейным обстоятельствам мне пришлось на время переехать к тетке в столицу. Однажды она принесла домой пару килограммов парафина. В кастрюле она растопила его, добавила красителей и ароматических масел, через час была готова первая свеча. Раньше мне доводилось видеть только церковные свечи или огарки, которые хранили в доме на случай, если отключат электричество. Она сказала, что это на ярмарку, и занимается она этим не первый год. Предложила мне помочь ей. Я с головой ушел в процесс, тетка даже сказала, что у меня талант», - Дмитрий посмеялся, но отметил, что ее одобрение подбодрило его и подтолкнула к будущим свершениям. – «Вместе мы справились довольно быстро, через пару дней у нас было готово шестьдесят красивых свечей разных форм, цветов, размеров и запахов. Навсегда запомню чудесный запах розового масла, мы добавляли его в свечи в форме цветов. Это было одним из главных воспоминаний детства, до сих пор сидящих у меня в голове. Именно в тот момент зародилась моя, еще не серьезная, мечта о свечном заводике».

 

Снимок.PNG

 

Дальше Дмитрий вспоминает с грустью: «Детство прошло, пылкая юность подходила к концу, но мечта никуда не проходила, будто сидела и ждала часа своего исполнения. Моей дальнейшей жизнью решил распорядиться отец. Он много говорил о том, что мужик должен быть мужиком – рабочим трудягой с сильными ручищами, а не чистыми тонкими ручками. Естественно, мои разговоры о свечном заводике были напрочь пресечены, он считал это женским делом. Мне было приказано забыть о глупой затее и заняться учебой. После окончания технического колледжа я был направлен на завод, начальником которого был хороший знакомый отца. Мне обещали льготы и перспективы на повышение, хорошие деньги. Работа была по-настоящему мужской, как и хотел отец. Меня поставили вулканизаторщиком кабельных изделий второго порядка. Работа была не настолько тяжелой, как я боялся, но абсолютно не интересной для меня. Первое время мне доверяли только чистку вулканизационных котлов. Позже показали принцип загрузки барабанов, бухт, тарелок в котлы и выгрузку из котлов.

Depositphotos_69480247_m-2015.jpg

Затем я полностью включился в работу и изо дня в день я проводил вулканизацию проводов в вулканизационных котлах под руководством вулканизаторщика более высокой квалификации. Мое усердие довело меня до вулканизаторщика третьего порядка. Не сказать, что я был счастлив, но у меня была работа, на которой меня начинали уважать, хорошо платили – я не мог не быть благодарным отцу.

 

Странно, но в подсознании я был уверен, что моя жизнь не закончится на нелюбимой работе. Перемены начали в один из отпусков, когда вместо привычного отдыха я решил наведаться к моей тетке в столицу. Родители с ней не общались, а мне было до жути интересно, как идет ее свечное дело и чем она занимается сейчас. К моему удивлению, она уже успела полностью организовать свою работу. На скопленные за годы работы деньги она арендовала помещение, посадила туда двух работниц, которые в день делали 50-70 свечей в день. Сама тетка занималась сбытом. Она не видела смысла открывать прилавок – все изделия уходили в магазины под реализацию, даже на небольшой собственный магазинчик капитала бы не хватило, как она говорила, и смысла не было. Чистый доход, как она рассказала, был небольшой, но она и не стремилась зарабатывать больше – на безбедную жизнь хватает – и на этом спасибо. Здесь мое любопытство и амбиции достигли своего пика. Я понимал, что на этом можно сделать хорошее состояние, нужно только решить, как. Я взял разрешение у тетки на полное изучение ее дел, поднял бухгалтерию и начал изучать. Составив статистику, я заметил, что ее доход в скором времени может пойти на убыль (поначалу спрос был большим, но теперь магазины не успевали реализовывать товар и стали заказывать все меньше), она знала об этом. Из ее откровений я узнал, что она пожалела, что начала расширяться и хотела бы вернуться к изготовлению свечей своими руками в небольшом количестве на дому. Я почувствовал, что это мой шанс воплотить детскую мечту в жизнь. Моим предложением была продажа ее дела с переоформлением бумаг на меня. Она будет получать проценты с доходов, при этом продолжит заниматься любимым делом самостоятельно. Это более чем устроило ее.

 

Я подал заявление на увольнение с завода и полностью переехал в столицу, поселившись рядом с теткой. На этом мои накопления закончились. Здесь началось самое страшное. У меня был разработанный бизнес-план, но совсем не было денег на его реализацию. Тетка рассказала о своем старом знакомом, у него есть состояние, и в случае перспективного предложения, возможно, готов будет предоставить капитал. Связаться с ним оказалось сложнее, чем мне представлялось. Андрей Николаевич, как его звали, был человек очень серьезный и очень умный. Он подолгу молчал, говорил редко, но по делу. Разговаривать с ним было тяжело, убедить в успехе моего плана еще сложнее. Мы встречались не менее пяти раз, говорил только я, постоянно смотря на его реакцию. Каждый раз он задавал мне вопрос, указывая им на недоработки проекта. К последующей встрече я вносил корректировки, позволяя ответить на его вопросы. Наконец, на его лице появилось выражение удовлетворения. Он сказал, что я настойчив. План его устроил, подбодрило и мое рвение. Андрей Николаевич предоставил деньги на первое время развития.

 

«Я был вне себя от счастья», - воскликнул Дмитрий, - «Я арендовал складское помещение и приобрел заветный свечной барабанный станок, о котором я успел разузнать во время составления бизнес-плана. Он показался мне идеальным – при относительно небольшой стоимости он должен был показывать потрясающие результаты. К тому же, для него не требовалось громадных площадей, он занял половину складского помещения. В использовании, к удивлению, оказался чрезвычайно прост, а всю его работу мог организовать всего один человек. Это более чем устраивало меня и Андрея Николаевича. В моем плане было изготовление в основном церковных свечей. Я с детства помнил о том, насколько это выгодно. Мой барабанный станок позволял изготавливать пачку свечей объемом в два килограмма за две минуты. Поставка была налажена не только в церкви столицы, но и в ближайшие города. Таким образом, оборудование окупилось за 8 месяцев работы.

 

Плюсом барабанного станка было и то, что работал он одинаково продуктивно и с воском, и с церезином, и с парафином. Я не мог забыть и про красивые сувенирные свечи тетки. Наняв 6 человек для этой работы, я наладил и это производство. Их мы так же поставляли под реализацию не только в нашем городе, но и в окрестностях. Оказалось, что в небольших городах они пользовались еще большей популярностью – там почти не было конкуренции и для местных они были в диковинку. В первый год Андрей Николаевич приезжал каждый месяц, внимательно просматривая всю документацию. Иногда вносил корректировки в работу. Первое время я чувствовал себя полностью в его подчинении и старался не противиться этому.

 

Позже, однако, у нас возник сильный конфликт интересов. Андрей Николаевич гнался в основном за прибылью, а мне не менее того было важно качество. За время работы мы так и не смогли найти общего языка. Это было досадно, я уважал его, но уже не мог терпеть его поправки в моей отлаженной работе.

Спустя два года я заметил, что у нас достаточно условий для развития других филиалов. Производство росло, спрос не уменьшался, поскольку я всегда находился в творческом поиске и находил все новые и новые источники сбыта. Конечно, по началу возникли сложности с доставкой – чем дальше, тем сложнее было перевозить хрупкие и чувствительные к температурам церковные свечи. Со временем я нашел подходящие для этого службы перевозки. С решением каждой проблемы я все больше убеждался, что иду по правильному пути.

Depositphotos_132276474_l-2015.jpg

 

Свой первый заработанный на этом миллион я потратил на то, чтобы полностью выкупить свое дело у Андрея Николаевича и стать единственным управляющим. Конфликт был исчерпан, и я мог полностью отдаться своему любимому делу. Больше всего меня радовало удовлетворение от результата. Когда ты берёшь дело в свои руки, и, глядя на результат твоего труда, люди говорят: «У этой фабрики действительно офигенные свечи»».

Сейчас у Дмитрия три цеха, сорок пять человек в штате и шесть неизменных свечных барабанных станков. Конкуренция увеличивается, но это не мешает ему вести бизнес. Уже несколько лет подряд, по совету его тетки, он создает новые коллекции четыре раза в год: тематические (например, свадебная, восточная коллекции) и функциональные (например, большие свечи, которые дают высокий огонь для загородных домов). Не скрывает он и того, что основной доход его производства идет по-прежнему с церковных свечей. Подмеченная в детстве идея стала большим рывком в мир большого бизнеса. Так Дмитрий, бывший вулканизаторщик кабельных изделий, осуществил свою мечту и открыл свечной заводик, само упоминание о котором вызывает теплые и трогательные эмоции.

Сергей Маузер

Другие статьи